TennisTree   Заметки тренера по теннису

Индивидуальная совместимость

Мне приходилось как наблюдать со стороны, так и, так сказать, лично участвовать в ситуациях несовместимости тренера и ученика.

Например, распространён случай чрезмерной разницы в уровне образования или умственного развития тренера и ученика. Чаще случается так, что ученик в этом отношении превосходит тренера. Например, мужчина с парой высших образований берёт уроки у девушки, недавно закончившей попытки профессиональной карьеры в теннисе (ради которых было принесено в жертву обучение в школе — такое случается всё чаще), закончившей какие-то курсы или получившей диплом института физкультуры. Её ему как тренера рекомендует администрация кортов или клуба — весьма распространённая ситуация. Через какое-то время его начинает раздражать то, что она не может внятно ответить ни на один его сколько-нибудь отвлечённый вопрос, касающийся проводящейся работы. Единственный ответ, который он получает — это что так принято и что так надо, а так не принято. Испытывая естественную для него потребность понимать, что происходит на корте, он не встречает в этом никакого содействия, и девушка быстро начинает его раздражать.

Противоположная ситуация — когда не обременённый умственным развитием ученик зевает в лицо продвинутому тренеру, который пытается ему что-то объяснить. Или насмехается над теоретиком-неудачником, который не смог найти более оплачиваемую работу. Это тоже ситуация несовместимости.

Весьма часто можно наблюдать несовместимость, связанную с различием, так сказать, уровня воспитания, системы ценностей и прочего подобного. Например, тренер склонен сразу называть ученика на "ты", ученик (который старше его и намного выше по общественному статусу) продолжает называть его на "Вы", переоценивая при этом способность тренера распознавать такие намёки. Впрочем, тренер может распознавать, но не подавать виду, поскольку ему так удобнее (и денег в долг будет проще попросить, а там уж ученик никуда не сбежит, и т.д.).

Противоположная ситуация: ученик-высокопоставленный чиновник и тренер, имидж которого предполагает гордость за свою профессию. Такой тренер соблюдает дистанцию с учеником и обращается к нему только на Вы, ученик же воспринимает это как временное кокетство тренера перед тем, как тот начнёт пытаться втереться к нему в доверие и попросить пристроить его на "нормальную работу". Я имел удовольствие наблюдать вблизи такую работу, было ощущение, что ученик и тренер вообще говорят на разных языках. Ученик ждёт, когда тренер перейдёт на привычный ему разговор, соответствующий понятиям, а тренер не переходит и что-то изображает. Также такой тренер обычно строит общение на том, что в результатах заинтересован сам ученик, а такой ученик предпочитает, чтобы его просили сделать то или это.

Многие тренеры-мужчины на первых же занятиях с начинающей женщиной или девушкой  при объяснении основ техники (хватки, стойки и пр.) не избегают прямого физического контакта (например, берут ученицу за участок руки, не покрытый одеждой, чтобы развернуть руку в нужном направлении, придерживают за плечо и так далее). При этом считая, что ученица на самом деле только для этого и занялась теннисом. Что часто не соответствует действительности. Ученица, скорее всего, не подаст виду, но может попытаться найти другого тренера. А этот потеряет хорошую работу, но объяснять ему бесполезно, он считает, что "они все такие". Обычно это тренер с низким интеллектом, сфокусированным при этом только на известной стороне жизни. Бывают и противоположные ситуации. По опыту — реже, чем предыдущие.

При другом сочетании (тренер-женщина и ученик-мужчина) ситуации несовместимости случаются ещё чаще. Или чрезмерной совместимости, что наносит собственно работе не меньший вред. Платежеспособный ученик часто имеет высокий социальный статус, и, как следствие этого — известного рода повышенный интерес ко всему, что может двигаться. Поэтому, если он действительно хочет научиться играть, то ему лучше выбрать тренера мужского пола.

Различия темперамента: например, тренер южного темперамента, склонный при объяснениях подходить слишком близко, говорить слишком громко и слишком быстро, и так далее. Ученика северного темперамента это может раздражать и быстро утомлять. В противоположной ситуации ученик будет засыпать.

Но и вариант полной идентичности в этом смысле не всегда является идеальным. Если ученик недостаточно стимулирован к технической работе (он хочет научиться, но сама работа над техникой для него не очень интересна, пока, может быть, он не втянулся в эту работу), то повышенная энергичность и эмоциональность тренера может быть полезной для дела.

В то же время среди платёжеспособных учеников часто попадаются те, кто в прошлом серьёзно занимался спортом, а затем преуспел и в бизнесе. Энергичность этих людей часто выходит очень далеко за рамки встречающегося в обычной жизни. Такому ученику нужен, как правило, только специалист по технической части тенниса. Стимулировать он и сам может кого угодно, такая у него работа (плантатора). Тренер, специализирующийся на психологической обработке клиентов и налаживании личных контактов, будет быстро уволен.

В связи с этим ещё любопытная тема: связь общительности и контактности тренера (в результате которых он совместим с кем угодно, особенно если обладает интуитивными способностями разбираться в людях) с одной стороны, и собственно квалификации тренера (более или менее пропорциональной его интересу к техническим аспектам тенниса) с другой. Опыт показывает, что один человек редко способен испытывать интерес одновременно к материям того и другого рода. Преуспевающий в общении может поражать безграмотностью в технических вопросах, а склонный к погружению в эти вопросы — закомплексованностью и неспособностью к нормальному общению (которое обычно маскируется применением таким тренером формальных ролевых моделей). Поэтому если Вы ищете тренера, который создавал бы при работе максимальный психологический комфорт, то учитывайте, что и за это придётся платить. И наоборот.


0.39s